Безопасность адвокатов дело рук самих адвокатов, или кто защитит защитника?

По итогам прошедшей конференции 22-23 мая 2020 г. на базе Института права и национальной безопасности Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина (IV Международная научно-практическая конференция «Тамбовские правовые чтения имени Ф.Н. Плевако») представляем в открытом доступе актуальную теоретико-прикладную статью адвоката адвокатского бюро «Селиверстов и партнеры» Артема Викторовича Воробьева под названием: «Безопасность адвокатов дело рук самих адвокатов, или кто защитит защитника?».

С разрешения автора публикуем полный текст статьи.

 

Безопасность адвокатов дело рук самих адвокатов, или кто защитит защитника?

 

Согласно действующему Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры. Однако последнее время наблюдается тревожная тенденция, в рамках которой можно констатировать участившееся преследование адвокатов. Если раньше в отношении адвокатов, как антагонистов уголовному обвинению и преследованию, в основном предпринимались попытки привлечения к дисциплинарной ответственности, то сейчас не редкость административные или даже уголовные преследования.

В этой ситуации остро необходимо сплочение адвокатской корпорации и выработка надежных средств и методов реагирования на ущемление прав адвокатов. Но такого рода успешная деятельность возможна только при условии мобилизации адвокатского сообщества, действующего на основании принципов: демократичности и независимости.

Анализ действующего законодательства и практика адвокатского сообщества позволяет сделать вывод о том, что жизнь и безопасность адвоката и членов его семьи, реально никак не защищена, а законодательная регламентация защиты носит декларативный характер. Стоит обратить внимание на статистику, согласно которой за период с 2000 по 2020 годы против адвокатов в нашей стране было совершено более ста хладнокровных убийств и тяжких преступлений, часть из которых осталась не раскрытыми.

В центре Москвы была расстреляна адвокат Татьяна Акимцева. Вспомним С.Ю Маркелова; М. Я. Евлоева, Е.Б. Замосквичева, С.Р. Жалинова, И.В. Розенберга, К.Б. Деева, Е.В Яцык, И.В. Максимовой, Д.Д. Штейнберга, Д.Ю. Соболева, М. Соловьев, Н. Вавилина, Ю. Грабовский и других. Преступления преимущественно были сопряжены с профессиональной деятельностью адвокатов.

В ряде случаях, адвокаты становятся фигурантами неоднозначных уголовных дел, по которым им предъявлялось обвинение и назначалось наказание. К таким случаям можно отнести дело краснодарского адвоката Михаила Беньяша, по которому зампред Комиссии по защите прав адвокатов адвокатской палаты г. Москвы адвокат Александр Пиховкин прокомментировал ситуацию, сказав, что выступил в защиту Беньяша по своей инициативе: «Нарушение прав адвоката Михаила Беньяша – это нарушение и моих профессиональных прав. Личное участие в защите коллеги является для меня и для других защитников естественной реакцией на происходящее беззаконие и безобразие по отношению к адвокату. Я не разделяю ни взглядов Беньяша, ни его способов оказания юридической помощи. Но когда его профессиональные права попираются и отрицаются в самой своей основе, я вынужден рассматривать это как попрание и отрицание моих профессиональных прав».

По словам Александра Пиховкина, защита в полном объеме использует арсенал установленных законом средств, чтобы возвращать процесс в правовое поле, но это получается не всегда. Например, в ходе избрания меры пресечения суд отказал в ходатайстве защиты об объявлении часового перерыва для ознакомления с материалами дела. Судья ограничила время ознакомления с 60 листами двумя минутами, сказав, что не позволит устраивать тургеневские чтения. Вот этот запрет на тургеневские чтения – довольно точная метафора отношения к правам вообще и к правам адвоката в частности. А ведь речь идет о лишении на несколько месяцев свободы человека, который еще не признан виновным, – объяснил А. Пиховкин.

Уголовному преследованию, вызывающему вопросы относительно полноты и обоснованности, подверглись следующие адвокаты М. Мучаев, Д. Тренина, В. Дворяк, Л. Голодович, М. Омжегов, А. Маркин, И. Третьяков и другие.

В виду вышеизложенного можно отметить, что адвокаты в РФ не обеспечены должным образом ни правовой, ни физической защитой со стороны государства, в следствие чего становятся легкой жертвой, в первую очередь из-за осуществления своей профессиональной деятельности.

У меня, как практикующего адвоката, возник вопрос о причинах сложившейся ситуации. Где стоит искать и решать проблему, в действующем законодательстве, в правоприменительной практике, либо в самих себе? Также я задумался о факторах, способствующих нарушению прав адвокатов.

Пару слов о правовом статусе. Адвокат является неотъемлемой частью правосудия, имея основной целью защиту прав и свобод человека и обеспечение квалифицированной юридической помощи в деле способствования целям справедливости и гуманизма и построения правового государства. Как говорилось выше, Федеральный закон от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ в ст. 3 возлагает на органы государственной власти обязательство по обеспечению независимости адвокатуры.

Гарантии независимости адвокатов нашли фиксацию и раскрытие в ст. 18 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В частности, независимость адвокатов обеспечивается посредством невмешательства в адвокатскую деятельность, и не препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом.

Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Фиксация вышеуказанных гарантий и правового статуса адвокатов в федеральном законе внушает определенных позитив и уверенность в завтрашнем дне. Однако, анализ ст. 12 Федеральный закон «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ, регламентирующей обязанности сотрудников полиции в сфере государственной защиты, показывает, что адвокат, как объект государственной защиты, не значится.

Почему стоит на это обратить внимание? Дело в том, что конкретный перечень должностных лиц и лиц, участников различных судопроизводств, а также меры осуществления государственной защиты прямо предусмотрены федеральном законе от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», федеральном законе ФЗ №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и Федеральный закон «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ.

Так, в преамбуле к федерального закона от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»  сказано, что «в целях обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов,сотрудников федеральных органов государственной охраны, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями закон устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких».

 

Защищаемым лицам обеспечиваются личной охраной, охраной жилища и имущества; выдачей оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; предоставляется возможность временного помещения в безопасное место, а также обеспечения конфиденциальности сведений о защищаемых лицах. Защита включает переселение на другое место жительства, а также замена документов, изменение внешности.

Однако в число лиц, посягательство на которых, может создать преграду на пути осуществления правосудия, адвокаты не упоминаются, в следствие чего, они на законодательному уровне лишены вышеуказанных мер государственной защиты.

Стоит обратить внимание на поступивший в Федеральную палату адвокатов РФ ответ Министерства внутренних дел России по вопросу предоставления государственной защиты адвокату адвокатской палаты Московской области Ирине Бирюковой и ее дочери.

В Федеральной палате адвокатов РФ считают, что в Министерство внутренних дел России не учли Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», предполагающий принятие мер государственной защиты по основанию наличия у лица статуса адвоката, а не в связи с наличием уголовного дела. Между тем обращение Федеральной палаты адвокатов РФ было основано именно на этом нормативном акте, в котором установлены гарантии независимости адвоката, в том числе предусматривающие, что адвокат, члены его семьи, его имущество находятся под государственной защитой.

Обстоятельства ситуации заключались в следующем: 22 июля адвокат  И. Бирюкова обратилась в Следственный комитет РФ, а также в Федеральную палату адвокатов РФ и адвокатскую палату Московской области за содействием в решении вопроса об обеспечении государственной защитой в связи с получением информации об угрозах в ее адрес со стороны сотрудников ФКУ ИК-1 УФСИН России по Ярославской области. Причиной угроз послужила переданная Ириной Бирюковой в СМИ и опубликованная видеозапись пыток ее доверителя Евгения Макарова 18-ю сотрудниками колонии. Публикация видео вызвала широкий общественный резонанс, 12 сотрудников колонии арестованы (один из них находится под домашним арестом).

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Андрей Сучков в этот же день информировал, что Федеральная палата адвокатов незамедлительно обратится в полномочные органы в целях реализации требования закона об обеспечении безопасности Ирины Бирюковой и членов ее семьи.

По итогам рассмотрения обращения Федеральная палата адвокатов РФ представитель Управления МВД России по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, ответил, что данное обращение направлено в СУ СК России по Ярославской области для рассмотрения по существу.

Исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Андрей Сучков отметил, что: «формально представитель МВД прав, направив обращение Федеральной палаты адвокатов РФ о принятии мер по госзащите адвоката и ее дочери в следственный орган для рассмотрения по существу. Он пояснил, что Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» предписывает поступать именно таким образом: решение об осуществлении государственной защиты принимает суд, начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь, в чьем производстве находится заявление о преступлении или уголовное дело».

Однако Андрей Сучков заметил, что обращение Федеральной палаты адвокатов РФ было основано на ином нормативном акте – Законе об адвокатуре, в котором установлены гарантии независимости адвоката, в том числе предусматривающие, что адвокат, члены его семьи, его имущество находятся под государственной защитой. То есть, в МВД не учли Закон об адвокатуре, который предполагает принятие мер государственной защиты по основанию наличия у лица статуса адвоката, а не в связи с наличием уголовного дела. «Реализация мер государственной защиты адвоката данным законом возложена на органы внутренних дел», – подчеркнул он.

Он также указал, что Закон об адвокатуре, в отличие от Закона о госзащите участников уголовного судопроизводства, не устанавливает таких оснований для принятия указанных мер, как наличие уголовного дела или стадии проверки заявления о преступлении, поскольку необходимость защиты адвоката может возникнуть и вне уголовного дела. «Именно это имел в виду законодатель, формулируя данную норму о государственной защите адвоката», – отметил он.

Как резюмировал А. Сучков: «… мы имеем не такую уж и редкую ситуацию, когда право продекларировано, обязанность возложена, а механизм реализации нормы не установлен. Похоже, это проблему можно решить только законодательным путем».

Процесс изменения правоприменительной практики находит свое начало на стадии изменения нормативно правовых актов. Реальную защиту жизни и здоровья, а также членов семьи адвокатов, возможно добиться путем включения в перечень лиц, на которых распространяется положения Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Однако законотворческий процесс крайне долог и формализован, а защита должна обеспечиваться здесь и сейчас. В этой связи полагаю, что наиболее актуальной и своевременной будет самозащита адвокатского сообщества, в каждом конкретном случае. Принципы единства и независимости являются краеугольными в борьбе за первостепенные права и свободы адвокатов, которая (борьба) должна выражаться во взаимной поддержке, формированию положительной практики, незамедлительной реакции на любое проявление противоправных действий в отношении адвокатов.

Сообщество как цельный организм должно препятствовать воздействию на него из вне, находить возможность для самозащиты и излечения. В данном контексте хотелось бы привести слова заместитель председателя Комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант, который озвучил тезис, о том, что «голос корпорации должен звучать тогда, когда массово нарушаются профессиональные права адвокатов и основополагающие принципы …».

В противном случае не приходится говорить о профессионализме, корпоративности и самоуправлении, и на повестку ставится достаточно широкий пласт юридических проблем

Являясь представителями и зачастую двигателем гражданского общества, адвокатам следует находить поддержку и реакцию в глазах граждан, чьи прав и законные интересы находятся под защитой адвокатов, и зависят от него.

Молниеносная, а главное своевременная общественная реакция на все без исключения факты ущемления и посягательства на права адвокатов, не останется без внимание со стороны властей, а также сформирует во всем обществе уважительное и добропорядочное отношение к адвокатам. Надежным инструментом для осуществления вышеизложенного без сомнений являются свободные средства массовой информация и современные средства интернет коммуникации.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент адвокатской палаты г. Москвы Адвокат Генри Маркович Резник «Мы должны поставить перед собой амбициозную задачу: каждое нарушение прав адвоката должно рассматриваться как чрезвычайное происшествие. Мне кажется, что изменения законодательства дадут нам больше оснований продвинуться к этой цели, но для этого надо действовать не только мужественно и последовательно, но и очень профессионально. Мы должны быть мудрее наших процессуальных противников».

Одновременно с этим, нормативно-правовое закрепление уголовной ответственности за воспрепятствование деятельности адвоката, а равно дополнение процессуального законодательства, направленное на установление дополнительных гарантий адвокатской деятельности, будет способствовать укреплению государственности, и обеспечит защиту всем без исключения представителям общества, воспользовавшихся помощью адвоката.

В случае, если профессиональный участник юридических (правовых) отношений не в силах отстоять себя и своих близких, а равно включающее его сообщество (адвокатура) остается безучастной, то о какой реализации прав и защите интересов, закрепленных в Конституции РФ и международных конвенциях, может говорить обычный гражданин.

В рамках, прошедшей 9 августа 2019 г. в г. Москва, конференции «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита», организованной по инициативе Федеральной палаты адвокатов РФ, сформулированы предложения и рекомендации по стабилизации рассматриваемого вопроса.

К их числу справедливо следует отнести:

– повышение качества юридического образования, изменение учебных планов и программ, введение лекций по повышению квалификации для сотрудников правоохранительных органов;

– налаживание взаимодействия с первыми лицами всех ветвей власти, с руководителями правоохранительных органов;

– активное создание позитивной информационной среды;

– повышение роли адвокатуры как института гражданского общества;

– совершенствование законодательства, в части закрепления ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности;

– восстановление института наставничества, укрепление традиций адвокатуры.

– принятие дополнений и изменений процессуального законодательства, направленных на установление дополнительных гарантий адвокатской деятельности, в том числе закрепление в уголовном процессуальном кодекса РФ полномочий представителя палаты, участвующего при проведении в отношении адвоката следственных действий (обыска, выемки, осмотра);

– разработка Верховным Судом РФ типовых правил пребывания в судах с учетом нормы ст. 15 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», гарантирующей адвокату беспрепятственный проход в здания судов.

– создать специальный ресурс по обмену опытом между региональными комиссиями по защите прав адвокатов;

– ввести во всех адвокатских палатах институт уполномоченных по защите профессиональных прав адвокатов, создать межрегиональные бюро полномочных представителей;

– организовать работу комиссий со средствами массовой информации во всех случаях, когда дела приобретают определенную публичную значимость, чтобы доводить до общества позицию палаты;

В заключении хотелось бы резюмировать следующее: если современная российская адвокатура претендует на высокое звание института гражданского общества, то процесс ее укрепления и демократизации должны являться предметом самого пристального внимания и решительных действий каждого адвоката, а вместе с тем всего общества и государства. Защита и обеспечение прав адвокатов должно стать первостепенной задачей правосудия.

Контакты

Адвокатское бюро "Селиверстов и партнеры". ИНН 6829118799 / КПП 682901001

Адрес

Офис 1: г.Тамбов, ул. Интернациональная 16Б, оф.208.
Офис 2: г. Тамбов, ул. Державинская 16А, оф. 413.

Телефон

8(953)707-43-43

Сообщение отправлено, спасибо. Ответим Вам в течении двух дней.